Четыре российских центральных полузащитника в дерби? Это было очень плохо Четыре российских центральных полузащитника в дерби? Это было очень плохо
Антон Михашенок Фото: РИА Новости Четыре российских центральных полузащитника в дерби? Это было очень плохо Интенсивность игры была низкой, а центра временами не существовало.... Четыре российских центральных полузащитника в дерби? Это было очень плохо

Четыре российских центральных полузащитника в дерби? Это было очень плохо

Антон Михашенок
Фото: РИА Новости

Четыре российских центральных полузащитника в дерби? Это было очень плохо
Интенсивность игры была низкой, а центра временами не существовало.

7 апреля 2019, 10:40

Футбол
/ РПЛ

В дерби мы получили лишнюю возможность понять, почему наш футбол так тяжело смотреть. На важнейшем участке поля друг против друга действовала четвёрка полузащитников, близких к сборной России — Глушаков/Зобнин у «Спартака» и Ахметов/Обляков у ЦСКА. Ответственные за темп и интенсивность футболисты не справились ни со своей игрой, ни с нейтрализацией оппонентов. Мяч чаще перелетал центр поля по воздуху, чем задерживался в центральной зоне. Если в обычном матче с Ахметовым и Обляковым в центре у ЦСКА длинные передачи имеют долю в пределах 15% от общего количества пасов, то в дерби — 23%. Если в обычном матче при Олеге Кононове прослеживается тенденция разделения обязанностей в паре полузащитников относительно лонгболлов, то в дерби Глушаков и Зобнин играли, как придётся, а их делом чаще занимался даже Джикия.

В итоге оценки центральным полузащитникам в дерби можно поставить такие оценки:

Зобнин — очень слабый матч. Много времени уходило на принятие решений, несколько несложных передач получились неточными. С подстраховкой Айртона, часто уходившего глубоко на чужую половину, справлялся не всегда.

Глушаков — ничего нового. Типичные ошибки в выборе решений, компенсируемые активностью в перехватах, и всё те же эпизоды, когда Денис смотрит в спину своему игроку.

Ахметов — один из худших матчей в сезоне. Много индивидуальных ошибок как на мяче, так и без мяча. Мельгарехо был обязан наказывать за вальяжнейшую обработку мяча лицом к своим воротам.

Обляков — лучший из четвёрки и один из лидеров ЦСКА весной, он снова действовал на минимуме касаний. Но даже Обляков склонен к простым решениям в ущерб обострению игры.

Теперь о том, какие ключевые ошибки допускаются центральными полузащитниками топового для нашего чемпионата уровня. Чтобы не делать текст слишком большим и тяжёлым, давайте поговорим только о фазе «твоя команда с мячом» и переходе из обороны в атаку.

Подстройка под мяч

Проблема здесь состоит в том, что наши центральные полузащитники или очень пассивны (при розыгрыше мяча от вратаря Глушаков поправляет гетры, а Зобнин перекрыт соперником — оба без движения), или хорошо открываются, но не предлагают себя активно. На старте 23-й минуты Обляков оказывается один в центральном круге и имеет перед собой 20 свободных метров. Мяч у Фернандеса, и если Обляков начнёт активнее предлагать себя, правый защитник обязательно отдаст ему пас — он не боится возвращать мяч в центр. Но Обляков никак не сигнализирует о том, что перед ним есть свободная зона, и момент для передачи, которая заставила бы эту атаку развиваться быстрее, упущен.

Для центральных полузащитников чемпионата России характерно подстраиваться под мяч на уровне защитников. Если в командах хорошего уровня это приводит к максимальному расширению игры на второй трети с последующим сужением на финальной, то в России центральный полузащитник просто выполняет работу, которую может сделать крайний защитник. В итоге нарушается порядок чередования фланговых зон и центра, который может сделать игру интенсивнее. На второй трети выгодно возвращать мяч с фланга в центр, в РПЛ делают наоборот. Особенно это заметно на действиях Глушакова: в одном из эпизодов он ошибся в передаче на Рассказова во фланг, потому что даже не посмотрел на расположение партнёра. А не посмотрел, потому что уже привык на автомате загонять мяч во фланг в той части поля, где выгоднее играть через центр. Всё это начинается с первого паса, под который инертным российским центральным полузащитникам просто легче подстраиваться слишком низко.

Лишние касания/не та нога

Петер Бош, один из сильнейших теоретиков современного футбола (для практики у него слишком самоубийственный концепт игры), при просмотре матча своей команды совершенно не обращает внимания на удары или даже входы в штрафную. Его больше всего интересуют действия на второй трети, и к своим центральным полузащитникам он предъявляет крайне высокие требования. Известно, что на теории он может спокойно опустить момент с пропущенным мячом, но зато десять минут разбирать момент с пасом в центр поля, который даже не был неточным.

Боша раздражает, когда центральный полузащитник принимает мяч не той ногой, какой было бы выгоднее. Или не той стороной стопы. Или не с тем разворотом тела. По мнению голландского тренера, доли секунды, которые можно выиграть при правильной обработке мяча в центре поля, станут крайне важными на финальной трети. Если все три фактора сходятся, то почти наверняка можно сразу продвинуть мяч вперёд.

На примере дерби заметно, с какими сложностями сталкиваются наши центральные полузащитники с выполнением установок Боша. Когда правильно обрабатывает мяч, он точно один из сильнейших полузащитников чемпионата, потому что сразу поднимает голову и ищет вариант впереди — то же самое и с Ильзатом Ахметовым. Но даже в РПЛ это происходит нерегулярно — в Европе же много времени не дают даже средние команды из топ-5 лиг.

Отказ от продвижения мяча вперёд

На девятой минуте долгая попытка вывести мяч со своей половины поля от ЦСКА приводит к тому, что Обляков, снова за счёт хорошей работы без мяча, принимает передачу без соперников поблизости. И за мгновение до первого касания он делает характерное движение для российского центрального полузащитника. Он смотрит себе за спину.

Безусловно, это важно — не попасть под прессинг, даже когда играешь в три центральных защитника. Проблема только в том, что взгляд за спину всегда делается в ущерб взгляду вперёд. Если бы Обляков в этом эпизоде посмотрел вперёд, то увидел бы, что Арнор Сигурдссон очень классно открывается в канале между двумя центральными полузащитниками «Спартака» (умение открываться и читать игру — вообще очень крутой навык исландца, а ему всего 19). Моментальная передача на Арнора обострила бы игру максимально — фактически ЦСКА получил бы быструю атаку внутри позиционного нападения. Но Обляков посмотрел себе за спину и не успел оценить вариант с пасом вперёд — он принял более простое решение и отыгрался назад, замедляя темп.

Безусловно, к отказу от продвижения мяча вперёд приводят два предыдущих фактора в сумме: когда не лучшим образом подстраивается под мяч и тратишь лишнее касание на обработку, вариантов сыграть вперёд и вертикально всё меньше. Но даже в тех ситуациях, где это возможно российские центральные полузащитники принимают более простые решения.

В итоге мы имеем а) более скучный и предсказуемый футбол; б) низкую интенсивность игры; в) огромное количество лонгболлов.

Источник