«Движение вверх». История фильма от вдовы легендарного Кондрашина «Движение вверх». История фильма от вдовы легендарного Кондрашина
Вдова великого баскетбольного тренера Владимира Кондрашина Евгения Вячеславовна и сын Юрий рассказали об отношении к фильму "Движение вверх", о сохранившемся в медицинском музее сердце... «Движение вверх». История фильма от вдовы легендарного Кондрашина

Вдова великого баскетбольного тренера Владимира Кондрашина Евгения Вячеславовна и сын Юрий рассказали об отношении к фильму "Движение вверх", о сохранившемся в медицинском музее сердце Александра Белова и о трех секундах в Мюнхене-72, решивших судьбу олимпийского золота. Фото Юрий Голышак, "СЭ"

4

Обозреватели "СЭ" отыскали в Петербурге вдову и сына легендарного Владимира Кондрашина.

Мы плутали в окрестностях Удельной. Шлагбаум вроде тот – да не тот. Сосны те, но какие-то другие. Знать бы, что балкон новой квартиры семьи Кондрашиных выходит на базу "Зенита" – как бы легка была наша жизнь и поступь!

Но мы не знали. Конечно же, нашли – но не сразу…

Мы прочитали кучу заметок про эту семью. Про вдову великого Владимира Кондрашина Евгению Вячеславовну и сына Юру, передвигающегося в инвалидном кресле. Но, говорили знающие люди, голова у Юры – о-го-го! Светлейшая!

Так и оказалось.

Слышали, что вдова Кондрашина собиралась судиться с создателями фильма "Движение вверх". Но просидев в этом доме целый вечер, не представляем, что Евгения Вячеславовна вообще с кем-то способна судиться.

Чудеснейший человек, невероятный. Просто светится от доброты. Впрочем, обо всем по порядку…

Юра

Едва успеваем усесться, Юра вываливает такую кучу информации, что переглядываемся тайком: вот это память!

– Старенький уже, – гладит по голове мама. – 64 года.

Но Юра не слышит – спешит рассказать вспомнившееся вдруг:

– А вот был случай! Идут вечерние новости: "Открылся турнир "Приз "Известий". Состоялся первый матч, встречались Швеция с Чехословакией. Победили финны 4:3". Папа на тренировку собирался. Так его заклинило от хохота минут на пять…

Смеется и Юра. Вместе с нами.

– Знаете, какой мы "Спорт-Экспресс" всегда покупаем? – спрашивает Евгения Вячеславовна.

– Пятничный! – радуемся мы.

– Понедельничный, – срезает нас на взлете вдова Кондрашина.

Мы насупились, но ни Евгения Вячеславовна, ни Юрий того не замечают. Это хорошо.

– А эта заметка в каком будет? Пятничном? Значит, будем по пятницам покупать!

Настроение наше исправляется той же секундой.

– Около метро в киоске дядечка работает, я с ним познакомилась. Специально нам оставляет. Выйди чуть позже, уже "СЭ" нет. Расхватали.

– Поделюсь главным своим страданием, – произносит Юрий. Выдерживает паузу.

Мы переспрашиваем глазами – что за страдания такие?

– Без снукера жизни не представляю. Подсел лет пятнадцать как…

– …и меня подсадил! – радостно заключает Евгения Вячеславовна.

– Марка Селби я прозвал Андрюшей Фетисовым. Такой же ушастый. Ну, похож! Все кричу: "Фитя, давай!"

Про человека с фамилией Селби слышим впервые, однако качаем головами: какое точное попадание. Ну да ладно.

– Между прочим, папа говорил – кое в чем Фетисов талантливее Саши Белова…

"Движение вверх". История фильма от вдовы легендарного Кондрашина
Владимир Кондрашин.

– Фетисов – человек прекрасный. Недавно встречались в Москве.

– Петрович как-то его спрашивает: "Куришь?" Фетисов смутился: "Курю" – "Ну и кури…" Такой шалопай! Так все и прокурил, – подытоживает Евгения Вячеславовна.

– Еще всю жизнь люблю "Монреаль Канадиенс", – сообщает вдруг Юрий. – 1 января 1976-го не забуду никогда! Вы помните?

"Нам бы вспомнить 1 января этого года", – думаем про себя. Но говорим совсем другое:

– Владимир Петрович тоже уважал хоккей?

– О-ой! Что вы! Мы ночами смотрели, – вдова смеется.

– Еще не было "Юбилейного", последний год играли на Ленина, – Юрий помнит все. – 1967 год. Папа с другом пошел на хоккей. Возвращается охрипшим. А это СКА выиграл 4:3 у "Спартака"! Папа со страшной силой болел за Пучкова. А в 1969-м нам нужен был особый результат, когда чехи встречались со шведами. Все складывалось – так папа на последней минуте вскочил, убежал на кухню: "Не могу смотреть, сердце болит…"

– Вот это да.

– Хоккей и футбол – для него это было всё! Как-то лежал я в больнице, телевизора нет, чемпионат мира в Любляне проходит мимо. Вдруг чудо – корь у меня нашли! Сыпью покрылся!

– Чудо так чудо.

– Так меня домой отправили – а там хоккей! Я всю статистику вел. Вот спросите меня – два самых выдающихся матча сборной СССР по футболу?

– Крайне любопытно.

– А я вам скажу. 1966-й, четвертьфинал чемпионат мира. Наши обыграли непобедимых венгров, 2:1. Яшин вытащил матч. Забили Численко и Поркуян. А второй великий матч – в 1968-м отбор на "Европу". Мы залетели венграм без вариантов 0:2 в Будапеште. А в Москве – 3:0! Что творили Бышовец и Хурцилава!

Мы всматриваемся в этого удивительного человека – и понимаем, что он абсолютно счастлив. Коляска счастью не помеха, когда рядом такая мама. Да еще память об отце.

Рассказываем, что отыскали в Питере забытого Василия Данилова – Юра всплескивает руками:

– Да вы что! Не может быть!

– Отыскали-отыскали.

– Он же гениальный защитник! Спокойный, как сто китайцев! Без Василия никакой бронзы в 1966-м не было бы… Я ведь еще за "Адмиралтеец" начинал болеть. Ходили на него лучше, чем на "Зенит". А потом пропала команда. Пришлось переключиться на "Зенит".

Легендарный баскетбольный тренер Владимир Кондрашин. Фото Фото из архива вдовы Владимира Кондрашина

Медаль

Мы сочувствуем и отправляемся в соседнюю комнатку, рассматриваем фотографии по стенам. Целый угол посвящен Саше Белову. Не квартира – музей.

Евгения Вячеславовна делится на ходу вполне молодежными горестями. Мы охаем – отказываясь верить, что в декабре ей стукнет 87:

– Два года назад на даче забыла, что оставила дверь в подвал открытой, косилку убирала. Туда и рухнула! Сломала колено! На восемь недель наложили гипс. Слава богу, срослось без смещения. Хожу нормально. Но с Юркой трудно стало управляться. Почему Ира, сестра, теперь с нами живет. Поднять, посадить…

– Давно вы переехали?

– В 2015-м. В той квартире на Васильевском острове с Юрой было невыносимо. Двери узкие, ванна неудобная. Погулять не вывезешь. А нашим соседом когда-то был Леша Касатонов, с Юркой дружил. Рассказал Геннадию Тимченко, в каких условиях живем. Тот охнул: "Да вы что?! Я Владимира Петровича так любил! Если б знал – давно бы помог!"

– И что?

– Сразу выделил деньги. Я одно место посмотрела, другое… Как увидела эту квартиру на последнем этаже – вопросы отпали. Влюбилась. И Юра сразу воскликнул: "Мама, я будто всегда здесь жил!" Райский уголок, парк рядом. Пойдем на балкон?

– Что увидим?

– Во-о-н, пруд. Это из него Садырин дитя спасал. А вечером какая красота! Все светится! Закаты фантастические. Прежде у нас балкончик был узенький, а здесь – словно еще одна комната. Главное, лифт роскошный, для коляски – то, что надо.

– Судьба старой квартиры?

– Отдали моей сестре, она так нам помогает. Хотя расставаться с той квартирой было тяжело, я плакала. В последний день с Юркой вместе даже в лифте застряли. Что там хорошее было, так это соседи. Мама Леши Касатонова, известная волейболистка, жила в соседней коммуналке. В другой Коля Терентьев – бегал от Пушкина до Ленинграда…

– Ай да сосед.

– Юру вывезу во двор – они с Лешей в хоккей играют. Петрович дружил с хоккеистами, клюшки ему дарили. На Касатонова это большое впечатление производило – одна с автографом Рагулина, другая от Гагарина. Петрович с ним встречался в Москве.

– В этом доме многое напоминает о Владимире Петровиче?

– Да вы оглянитесь, фотографий сколько! Мы сразу развесили – и ощущение, будто он с нами. Вот значок его – почетный член ФИБА. Статуэтка к нему прикладывалась. Какие медали были – все вынесли в 1990-м. Вы, наверное, слышали.

– Да, кошмарная история.

– Но самая главная уцелела – олимпийская медаль 1972-го Саши Белова.

– Дадите подержать?

– Секундочку… Я ее прячу!

– Правильно делаете.

– Грабители не знали, что тренерам медали не полагалась. Пришли-то, думаю, за ними. А Сашка свою медаль завещал Петровичу, так и сказал: "Олимпийскую отдайте тренеру".

Евгения Вячеславовна открывает коробочку:

– Вот она, медаль Сашки. Запыленная немножко.

– Давайте помоем вместе.

– Я хотела, а мне говорят – не надо.

– Ой, именная.

– Да, выгравировано – "Александр Белов" и на ребре год. Еле видно. Это Петрович отдал подчистить – а мастер не знал. Чем-то содрал гравировку. Мы так расстроились!

– С кем-то из Беловых была история. Вернулась сборная из Мюнхена, торжественная встреча. Так он взмахнул медалью – и улетела в толпу. Мысленно с ней простился. Но вскоре ребенок протянул назад.

– Наверное, это с Сергеем случилось. У Саши с другой медалью несчастье было. В 1969-м выиграл юношеский чемпионат Европы. Ехал по Ленинграду на такси, эмоции распирали. Не утерпел, остановился около телефонной будки. Медаль положил сверху – там и забыл. Потом примчался – уже забрали. Так и сгинула.

Полностью "Разговор по пятницам" читайте здесь

Источник