«Судьи на МЧМ всё время были против нас». Интервью с Климом Костиным «Судьи на МЧМ всё время были против нас». Интервью с Климом Костиным
Павел Панышев Фото: РИА Новости «Судьи на МЧМ всё время были против нас». Интервью с Климом Костиным Капитан российской «молодёжки» ответил на самые обсуждаемые... «Судьи на МЧМ всё время были против нас». Интервью с Климом Костиным

«Судьи на МЧМ всё время были против нас». Интервью с Климом Костиным

Павел Панышев
Фото: РИА Новости

«Судьи на МЧМ всё время были против нас». Интервью с Климом Костиным
Капитан российской «молодёжки» ответил на самые обсуждаемые вопросы.

15 января 2019, 12:00

Хоккей
/ МЧМ по хоккею 2019

Сборная России под руководством Валерия Брагина завоевала бронзовые медали молодёжного чемпионата мира в Ванкувере. Одним из главных творцов успеха россиян стал капитан . 19-летний нападающий, сменивший агента в НХЛ (раньше Костин работал с Дэном Мильштейном), вспомнил, как прошёл турнир, рассказал о своих эмоциях, допущенных ошибках в поведении и дал понять, что никакого зла на канадского форварда Макса Комтуа не держит.

«Не хотел уезжать из «молодёжки»

— Как ощущения после всего пройденного? Вы не прилетали в Москву, акклиматизации, в отличие от многих других игроков, у вас не было.

— Функционально чувствую себя нормально. Конечно, тяжело было играть семь игр за девять дней на чемпионате мира. У нас было всего два выходных. Немного тяжело было приехать в «Сан-Антонио», а на следующий день уже играть.

— Как психологическое состояние?

— Тоже нормально. Мы выиграли медали, закончили турнир на хорошей ноте. К сожалению, небольшой осадок остался. Думаю, что уйдёт он нескоро. Я имею в виду поражение в полуфинале.

— Коллектив, судя по словам ребят и тренеров, у России сложился отличный.

— Я полностью согласен. Я с удовольствием ехал в российскую команду, а после окончания турнира просто не хотел из неё уезжать. Быть частью команды Валерия Николаевича (главного тренера Валерия Брагина. – Прим. «Чемпионата») дорогого стоит. Все ребята сплотились, не было лишних людей в команде, не было равнодушных. Все делали свою работу, каждый полностью отдавался на льду. По выставочным играм, возможно, мы ещё этого не понимали, но с чемпионатом мира всё это пришло.

— С кем жили в одном номере?

— С Васей Подколзиным, нас с ним поселили.

— А с кем из ребят больше общались?

— Знаете, не было такого, как в моих предыдущих молодёжных командах, когда общались по три человека. Мы сидели в номерах по шесть-семь человек. Все общались друг с другом. Никакой неприязни ни у кого ни к кому не было. Например, я вечером посидел с одними ребятами. Потом зашёл к другим. Все друг другу рады. Это очень приятно.

«У Кравы улыбка с лица никогда не пропадает»

— С вас, как с капитана, особый спрос. Чувствовали повышенную ответственность?

— Сначала я не придавал этому большого значения, но потом ответственность нарастала. Конечно, мне было очень приятно, что ребята выбрали меня. Это придавало дополнительной мотивации. Чувствовался капитанский драйв, но не было такого, что я себя ставил выше или главнее кого-то. Не давал никому каких-то указаний и так далее.

— Но менее опытным партнёрам помогали?

— Да. Моя работа заключалась в том, что, если у кого-то что-то не получалось, нужно было поддержать человека, помочь ему, подсказать.

Видео эпизода можно посмотреть здесь.

«Неприятно слышать, как с трибун скандируют обидные кричалки»

— Как к вам относятся в Северной Америке после громких высказываний и жестов в адрес болельщиков?

— В принципе, всё хорошо. Жаловаться мне не на что. Меня окружают хорошие люди, обстановка в команде положительная, тренеры нормальные. Всё более-менее, слава богу.

— Брошенный на лёд шлем после матча с США тоже многие вспоминают…

— Конечно, это эмоции. Сразу после игры я пожалел о том, что сделал. Пришлось отвечать за свои поступки. Мне нужно было совладать с самим собой. Но получилось так, как получилось. Никто меня за это не убьёт.

— Обида накопилась?

— Неприятно слышать, как всю игру с трибун скандируют обидные кричалки. В мой адрес, в адрес России. Поэтому где-то я просто не сдержался. Но если можно было пережить этот момент ещё раз, то я бы этого не сделал. Я бы повёл себя немного сдержаннее.

— Запомнился эпизод, когда Валерий Брагин похлопал вас прямо на скамейке после игры с США. Что он сказал?

— Сказал, что всё бывает и не стоит так сильно переживать.

«Судьи всё время были против нас»

— По швейцарцам после бронзовой игры вы тоже хорошо прошлись. Сказали, что им могли помочь или судьи, или фарт.

— Судьи весь турнир были против нас. Помните гол, который нам не засчитали в матче с американцами? Я приехал в АХЛ, на следующий день, как уже говорил, у меня была игра. Мы забили такой же гол, один в один. Человек стоял перед воротами, шайба пошла в него. Наш хоккеист развернул конёк в сторону ворот, в него попала шайба и залетела в ворота. Гол засчитали даже без видеопросмотра. Серьёзно, никаких просмотров не брали.

— Действительно, многие эксперты подчёркивали, что судейство на турнире было слабым.

— Конечно, немного обидно. Судьи всё время были против нас. Ни один гол спорный не засчитали в нашу пользу. С другой стороны, все спорные голы в наши ворота засчитали.

— С Владимиром Тарасенко в США удаётся пообщаться?

— Не сказал бы, что мы переписываемся каждый день. Но слова поддержки во время чемпионата мира он мне присылал, что-то где-то подсказывал.

Судьи всё время были против нас. Ни один гол спорный не засчитали в нашу пользу. С другой стороны, все спорные голы в наши ворота засчитали.

— Где вы себя комфортнее чувствуете: в России или в Америке?

— В России я был ещё совсем маленьким. Мне было 16 лет, да и ещё моложе. В Америке меня пока всё устраивает. Но никто не знает, как всё сложится. Ничего не хочу загадывать.

— Тянет на родину?

— Пока я даже не хочу об этом говорить и заморачиваться. У меня действующий контракт, сейчас я играю в Северной Америке.

— Кстати, в Северной Америке у вас теперь новый агент?

— Да, теперь за океаном у меня новый агент.

Источник