Каюмова представили «убийцей», будто он Захарчук. Это дикость Каюмова представили «убийцей», будто он Захарчук. Это дикость
Дмитрий Ерыкалов Фото: Владимир Беззубов, photo.khl.ru Каюмова представили «убийцей», будто он Захарчук. Это дикость Почему мы не знаем, кто сидит в СДК? 9 декабря... Каюмова представили «убийцей», будто он Захарчук. Это дикость

Каюмова представили «убийцей», будто он Захарчук. Это дикость

Дмитрий Ерыкалов
Фото: Владимир Беззубов, photo.khl.ru

Каюмова представили «убийцей», будто он Захарчук. Это дикость
Почему мы не знаем, кто сидит в СДК?

9 декабря 2018, 10:00

Хоккей
/ КХЛ

Первое, что приходит на ум, когда читаешь про 13 матчей дисквалификации, вынесенных нападающему «Локомотива» — это сравнение со Степаном Захарчуком. Если кто забыл, то за кошмарный силовой приём против Артёма Пеньковского один из самых грязных игроков российского хоккея получил всего на две игры больше, и уже вернулся в состав «Адмирала». Выписывая молодому «железнодорожнику» наказание, соотносимое с тем, что получил главный рецидивист лиги, СДК ставит между ними знак равенства.

Перед сезоном правила в КХЛ претерпели несколько изменений, которые с одной стороны, направлены на искоренение ненужных пауз в игре, а с другой – расширяют полномочия арбитров. Это и введение малого штрафа за разговоры (ранее была лишь дисциплинарная «десятка»), и задержка времени со стороны вратарей, и поздний силовой приём. Всё это отдаётся на усмотрение судьи, а значит, повышает субъективизм.

Судьи в КХЛ за последние годы стали персонами неприкасаемыми. Можно привести с десяток примеров, когда случайный контакт с арбитром оборачивался для игрока дисквалификацией, причём зачастую не на один, а на два, три или четыре матча. Однако случай Артура Каюмова наиболее вопиющий. Но не из-за тяжести проступка, а из-за неадекватности наказания.

При ближайшем рассмотрении становится понятно, что за сам удар в голову судье Каюмов получил 8 игр, 4 матча – за неправильно проведённый силовой приём, а ещё один матч дисквалификации ярославец получил бонусом, согласно регламенту. Во всеобщем сумасшествии многие забыли, с чего всё началось. А ведь потасовка, в которую вмешались арбитры, берёт свои корни с удара в области головы и шеи, который Каюмов нанёс защитнику «Йокерита» Йесперу Йенсену.

Согласен, за атаку на Йенсена ярославца стоит наказать. Но почему сразу на четыре матча? Почему не на один или два? Репутация у него кристально чистая. За два предыдущих сезона Каюмова в КХЛ у него всего четыре минуты штрафа. Ещё четыре малых штрафа до злополучной встречи с «Йокеритом» было в нынешнем чемпионате. Никаких «дисциплинарок» и уж тем более матч-штрафов. Каюмов, если кто не знал, техничный краёк, почти рафинированный. Он и грязь – понятия несовместимые.

Да, промахнулся и попал сопернику в голову. Да, получил заслуженное удаление до конца и дисквалификацию. Но эти четыре матча выглядят решением, сопряжённым с тем, что СДК принимал по удару Каюмова в голову арбитра. Кто скажет, что это независящие друг от друга наказания – не поверю. Всё это выглядит месью за Ивана Дедюлю и весь судейский корпус, который посмели задеть. Случайно или нет – их не волнует.

Отдельно хочется сказать про «удар в голову лайнсмену», который вменяется Каюмову. Неужели вы и правда считаете, что молодой, ранее – совершенно тихий, паренёк побежит быть линейного арбитра? Пусть и не эмоциях. Даже от его вспыльчивого одноклубника Григория Денисенко это можно было ожидать, но не от Каюмова. Он бил Виктора Лева, но не Ивана Дедюлю. Сколько бы Артур получил, попади он в шведского защитника «Йокерита»? Наверное, пять минут за драку. Возможно, две минуты за грубость. Не исключено, что ничего. И совершенно точно никто бы не заикнулся о дисквалификации.

Видео можно посмотреть на официальном сайте КХЛ

Как СДК определил, что Каюмов бил Дедюлю умышленно – так и останется тайной. Когда Андрей Коваленко отправлял в больницу судью любительского турнира, всё было явно и очевидно. Глава профсоюза гонялся за неугодным рефери, нарезал круги и вырывался из опеки его коллег, после чего нанёс акцентированный удар правой. И этому кто-то даже находил оправдания. Каюмов же ударил лайнсмена из статичного положения, в пылу борьбы наверняка даже не осознавая, кто перед ним.

Алексей Анисимов всячески подчёркивает, что не имеет влияния на СДК, но при этом в каждом интервью напирает на тяжесть последствий встречи Дедюли с Каюмовым. По удивительному стечению обстоятельств закрытая черепно-мозговая травма за сутки превратилась в сотрясение мозга. А сотрясение сотрясению, как известно, рознь. Мы желаем лайнсмену только здоровья, но учитывая, что после того эпизода он доработал матч «Локомотив» — «Йокерит» до конца, в страшилки от главного арбитра лиги верится с трудом. Куда уместнее было бы дать инструкции своим подопечным, как вести себя до, во время и после драк. Зачастую лайнсмены оказываются не в то время и не в том месте.

Гипертрофированная неприкасаемость судей и их почти безграничная власть – это половина беды. На льду игроки хотя бы видят, кто выписывает им штрафные минуты, и могут посмотреть судьям в глаза. Куда опаснее, когда в кабинетах судьбы хоккеистов вершат люди без лиц и фамилий. Вы не найдёте состав спортивно-дисциплинарного комитета на сайте лиги, а последняя новость об изменении состава датирована 2016 годом. Если убрать за скобки олимпийского чемпиона Валерия Каменского, который является председателем СДК, фамилии его членов вам вряд ли что-то скажут. Но это не мешает им на месяц лишать молодого парня любимого дела.

Источник