Бурдасов: когда обменяли из ЦСКА – будто вышел из темницы, захотелось жить Бурдасов: когда обменяли из ЦСКА – будто вышел из темницы, захотелось жить
Дмитрий Ерыкалов Фото: Светлана Садыкова, photo.khl.ru Бурдасов: когда обменяли из ЦСКА – будто вышел из темницы, захотелось жить Большое интервью с лучшим снайпером «Салавата... Бурдасов: когда обменяли из ЦСКА – будто вышел из темницы, захотелось жить

Бурдасов: когда обменяли из ЦСКА – будто вышел из темницы, захотелось жить

Дмитрий Ерыкалов
Фото: Светлана Садыкова, photo.khl.ru

Бурдасов: когда обменяли из ЦСКА – будто вышел из темницы, захотелось жить
Большое интервью с лучшим снайпером «Салавата Юлаева».

22 ноября 2018, 14:00

Хоккей
/ КХЛ

Среди игроков, которых журналисты выбрали для участия в Матче звёзд КХЛ, оказался Антон Бурдасов. В нынешнем сезоне нападающий «Салавата Юлаева» не только забросил уже 13 шайб, но и стал капитаном уфимской команды. Мы встретились с Антоном и поговорили про секреты броска, сборную России, игру «Салавата Юлаева», обмены из СКА и ЦСКА и дружбу с рэперами.

«Когда Брагин собирал «молодёжку», ему говорили: этот пофигист, этот раздолбай»

— Денис Зернов играет в первом звене «Авангарда», Николай Прохоркин стал ведущим центром СКА, один гол за другим забивает Максим Карпов, у вас – лучший сезон в карьере. Какой-то челябинский сезон получается.

— Не знаю, может, просто время пришло? Только Зернов молодой, остальным пора становиться лидерами. Дай бог, чтобы у всех получалось.

— А есть тот игрок, с кем вы играли или играете сейчас, кто должен вот-вот выстрелить, но пока держится в тени?

— Пашка Шэн. Ему надо дать больше времени, и он себя покажет. Это видно и по тренировкам, и по суперсерии, куда он ездил с молодёжной сборной. Думаю, у Шэна хорошее будущее. Сезон длинный, и в случае чего он заменит любого травмированного.

— На суперсерии Шэн был капитаном «молодёжки». Смотря на него, вы видите в нём задатки характерного, ответственного игрока?

— Паша — спокойный парень, абсолютно. А самое главное – простой, без каких-либо закидонов. Если Брагин сделал его капитаном, то в нём что-то есть. Валерий Николаевич в людях разбирается.

— Брагин действительно сканирует всех на наличие характера?

— Когда он набирал нашу сборную, то ему со всех углов говорили: не бери этого, этот раздолбай, этот пофигист. Но он был в нас уверен, положился на каждого, и мы не подвели.

— Про вас что тогда говорили?

— Не знаю, что говорили, но я отвечал в сборной за атмосферу. Позитив притягивает позитив. Никогда не хожу с хмурым лицом, постоянно на улыбках. И сейчас у нас в Уфе такой коллектив сложился, что на тренировки все выходят в хорошем настроении, выкладываются на полную и находятся на одной волне. Никто не обижается, я могу подколоть иностранцев и молодых, а они – меня. В командах, которые что-то хотят выиграть, должно быть так, а не когда кто-то по кучкам шушукается.

«Став капитаном, чаще возвращаюсь в оборону. Стараюсь быть примером»

— В сентябре, замещая Григория Панина в качестве капитана «Салавата Юлаева», вы говорили, что нашивка никак на игру не влияет. Сейчас, когда вы стали постоянным капитаном команды, что-то изменилось?

— Сейчас я должен быть примером для команды. Я пару игр не забивал, но особенно по этому поводу не расстраивался, потому что команда выигрывала. Если бы команда проиграла, а я не забил – я бы себя, наверное, съел. На льду стал чаще возвращаться в оборону, чтобы остальные ребята в команде подумали, почему он бегает, а я не бегаю. Стараюсь подавать хороший пример.

— Со стороны складывается впечатление, что «Салават» — ваша команда и пазл сложился. Когда вы сами почувствовали себя в Уфе своим?

— Что в случае, когда меня из СКА меняли по никому не известным причинам, что в прошлом году, мне тяжело перестраиваться по ходу чемпионата. С нового сезона я становлюсь другим человеком. Так было и в Омске, и сейчас в Уфе. Хоккей «Салавата» мне давно нравился, года так с 2009. Хорошо, что этот стиль до сих пор держится, потому что далеко не во всех командах удаётся получать удовольствие от работы. Какой смысл играть в хоккей, если ты мучаешься?

— Александр Бойков как-то назвал игру «Салавата Юлаева» при Быкове и Захаркине организованным хаосом. Есть ли хаос при Цулыгине?

— Считаю, что у нас собраны профессионалы, и тренер это видит. Цулыгин даже даёт нам больше выходных, чем мог бы дать прошлогодней команде. До перерыва на Евротура мы немного подустали, пошли ошибки, а на усталости не получается показывать наш хоккей. Надо играть попроще и в пас. Когда ноги не бегут, в ход должна идти голова. В перерыве мы работали над этим, моделируя ситуацию, когда команда физически подсядет.

«Не удивился, когда не вызвали в сборную. Надеюсь, у меня ещё будет шанс»

— Ваша первая реакция, когда узнали, что не поедете на первый этап Евротура?

— Если честно, то не удивился. Нисколько. Меня уже сложно чем-то удивить. Я хочу играть за сборную, но знаю иную сторону, это было ожидаемо.

— Согласны с той версией, что Антон Бурдасов нужен сборной только тогда, когда у него есть большинство?

— Почему же? Я и «пять на пять» играю, а у Быкова и на меньшинство выходил.

— Что лучше: вообще не получить вызов в сборную как сейчас, или как три года назад, когда вы зажигали в клубе в одном звене с Ковальчуком, попасть в пятое звено и не получить толком шанса?

— Если посмотреть на состав, который ездил на этот Кубок Карьяла, то туда вызвали два атакующих звена и два оборонительных. В принципе, я согласен с тренерским штабом, что если я не проходил в первое-второе звено, то особого смысла меня вызвать не было. Есть ребята, которые черновую работу делают лучше. Надеюсь, у меня ещё будет шанс наконец-то нормально сыграть за сборную.

— Есть ли у вас ощущение, что после смены тренера в сборной что-то изменилось?

— Судя по рассказам знакомых ребят, то особо нет. Та же структура, та же атмосфера. Жалко, конечно, что такой тренер, как Олег Знарок, выигравший для страны Олимпиаду, теперь сидит без работы. У меня этому объяснения нет.

— Зато на Матч звёзд вас журналисты выбрали. Хорошая компенсация?

— Спасибо тем, кто за меня голосовал. Матч звёзд, прежде всего, для болельщиков. Постараемся их порадовать, развлечь. Но для меня главное – это не индивидуальные призы, а победы «Салавата Юлаева». У меня отличные партнёры, которые также достойны поехать в Казань.

«Корноухов вызвал к себе и сказал: ты неправильно бросаешь»

— Недавно защитник СКА Патрик Херсли в интервью сказал, что никак не тренирует свой бросок, и он ему дан от природы. Откуда у вас взялась такая пушка?

— Я если и работаю, то только над его точностью. В целом же, наверное, мне тоже бросок дан от природы, ещё в «Мечеле» в детстве заложили. Сейчас Цулыгин просит меня больше бросать, а других ребят не обижаться, что я не пасуюсь.

— Были ли тренеры, которые не понимали, в чём ваше сильное качество?

— Была смешная история. За половину сезона в СКА я забил 14 шайб, меня обменяли в «Авангард». После первой тренировки в Омске меня вызывает в кабинет тренер и говорит: «ты неправильно бросаешь». Я долго на него смотрел, не знал что сказать, потом спросил, как надо. Он достал какую-то книгу, начал показывать, как отрывать ногу. Я говорю: «всё, ладно» и пошёл в раздевалку. Этим тренером был Евгений Корноухов. Потом он выходил на тренировку, пытался бросить как и я, и у него не получалось.

— В НХЛ никого не удивить тренерами, которые никогда не играли на профессиональном уровне. В России, кажется, не воспринимают таких специалистов, как тот же Корноухов, чей потолок как игрока – Высшая лига.

— Есть тренер, который не играл в хоккей, но он фанат своего дела. Учится, совершенствуется, и что немаловажно – пытается встать на место игрока, а не просто навязывает свою точку зрения. С таким человеком интересно работать. К сожалению, таких мало.

«Чтобы бегать и втыкаться, много ума не надо. Это может делать тот, кого вчера на коньки поставили»

— В начале сезона вы говорили, что перед этим сезоном похудели, отказались от пива. Бросок и так был в порядке. А в чём надо ещё прибавлять?

— Летом я над физикой работал, по ходу сезона с этим сложнее. Но у меня уже есть определённый план на следующее межсезонье. Николай Леонидович (Цулыгин. – Прим. «Чемпионата») помогает мне подтянуть игру в обороне. Можно заметить, что в этом сезоне в пяти из семи случаев я бегу назад первее, чем защитники. Моменты, когда я не проводил соперника взглядом, а догнал и отобрал шайбу, мне теперь даже больше душу греют, чем голы.

— Это взросление?

— Не знаю, просто стараюсь работать над недостатками и постоянно пересматриваю с тренерами видео.

— Мне всегда казалось, что с вашими габаритами можно больше участвовать в силовой борьбе.

— Я могу бегать и втыкаться во всё, что движется, но ума для этого много не надо. Это может делать и тот, кого на коньки только вчера поставили. А ты попробуй, обыграй или отбери шайбу клюшкой. Понятно, что есть моменты, когда надо оттеснить соперника корпусом. Но хит ради хита, для статистики – это не моё. Я уже получил «двадцатку», когда провёл силовой приём против Катичева. Как оказалось, много народу в лиге меньше меня, они опускают голову, а я получаю дисквалификации. Вспомните, сколько удалений до конца игры выписывали Евгению Артюхину только за то, что тот, кого он атаковал, не сгруппировывался, а пытался уйти и подставлял колено.

— За какую из двух дисквалификаций в этом сезоне вам больше всего обидно? Или, быть может, даже стыдно?

— Ни за какую, это хоккей. С «Ак Барсом», когда бросил бутылку в сторону арбитров, я действовал на эмоциях. Потом я извинился перед судейской бригадой. Последние минуты матча, дерби, а нам выписывают удаление, которое далеко не всегда дают в таких ситуациях. Было чертовски обидно. Я не вправе был это делать, но я заплатил штраф и отбыл дисквалификацию.

«Лукоянов это кто? Эксперт? Нас с детства учили не обращать внимания сами знаете на кого»

— Артём Лукоянов как-то сказал, что у «Салавата» решают только импортные.

— Это кто? Эксперт?

— Ну да, казанский. Как вы в команде отреагировали на его слова?

— У нас в «Салавате» всё ребята умные, грамотные. С детства всех учили не обращать внимания сами знаете на кого. Поэтому всё нормально.

— Вы следите за MMA, поддерживаете Хабиба. Не считаете, что нашему хоккею, да и всему российскому спорту не хватает трештокинга? Все слишком правильные и корректные.

— Хоккей – коллективный вид спорта, здесь другая специфика. Игроки переходят из команды в команду. Скажешь что-нибудь про человека, а потом тебе с ним делить раздевалку. Хабиб с Конором ни при каких раскладах не будут партнёрами по команде, в MMA все сами по себе.

— Когда Хабиб душил Макгрегора, Конор говорил ему, что всё это просто бизнес.

— Я больше скажу, если бы Конор не перешёл грань, они нормально бы общались. Нельзя такое говорить про религию, про отца. Макгрегор пытался залезть в голову к Хабибу, как однажды залез в голову к Альдо и вырубил того за 13 секунд.

— Как вы восприняли скандальный прыжок Хабиба?

— Да круто! Я считаю, он всё правильно сделал. Тренеру Конора не надо было лезть в их разборки, кричать возле октогона всякие гадости. Поэтому Хабиб мог задушить Макгрегора, но он пытался сломать ему челюсть болевым приёмом.

«Когда журналисты прибежали на фан-сектор, сказал: никаких интервью, дайте нам нормально поболеть»

— Во время одной из ваших дисквалификаций вы пошли на фан-сектор. Какие впечатления?

— Только самые положительные. Первый опыт такой. Я подумал, что раз не могу помочь команде на льду – пойду, постучу в барабаны. Потом ребята сказали, что видели меня на трибунах, поулыбались, это дало позитива. На секторе хорошо приняли, люди давно поддерживают «Салават», ездят за нами по городам. Окунулся в их атмосферу.

— Поболеть-то удалось или всё время раздавали автографы и делали селфи?

— В первом периоде меня узнали, набежали камеры, журналисты. Давай ребят с фан-сектора толкать. «Отстаньте, не буду я вам давать никаких интервью, — говорю я им, — дайте нам нормально поболеть». Селфи и автографы сделали уже в перерыве. А на третий период я пошёл комментировать матч.

— Что лучше получалось: в барабан стучать или комментировать?

— Комментировать, наверное. В барабан-то ещё получалось стучать, а вот кричалки я знал далеко не все.

— После того как вы попробовали себя комментатором, по-другому стали относиться к этой профессии?

— Я послушал, что он говорит. Есть общая картина, а о каких-то нюансах комментатор даже не подозревает. Допустим, почему игрок не вылез в центр, а пошёл с шайбой в угол. На самом же деле игрок до этого провёл на льду больше минуты и просто привёз шайбу в зону. Таких нюансов много. В принципе, мне понравилось. Будет возможность – с удовольствием бы повторил.

«Быков с Захаркиным поговорили со мной как психологи. В следующей игре сделал дубль»

— Когда у Вячеслава Быкова был день рождения, и вы, и Илья Ковальчук его поздравили в «Инстаграме». Это большая редкость, когда хоккеисты публично так тепло высказываются в адрес бывшего тренера. В чём Быков особенный?

— Значит, настолько ты уважаешь человека за то, что он сделал для команды и для тебя лично. Быков всегда всё говорил честно, в лицо, интеллигентно. Он мне очень помог перезагрузиться. При Юкке Ялонене я стал затухать, сбиваться на примитивную игру, долго не мог забить. Вокруг уже начали говорить про обмен. Быков с Захаркиным меня вызвали и полчаса разговаривали, будто передо мной психологи. Они всё про меня рассказали и внушили огромную уверенность. Я пришёл домой, поговорил женой и она сказала: видишь, какие хорошие люди тебе на пути попадаются, а ведь могли выгнать.

— Как быстро эти беседы подействовали?

— В следующей игре я забил две шайбы. С тех пор, когда что-то не идёт, я прокручиваю в голове тот разговор. Мне это реально помогает. В прошлом сезоне, когда в плей-офф немного не шла игра, Быков меня поддержал. Он написал две огромные смс, после чего всё нормализовалось.

— Быков к хоккеистам был ближе, чем Захаркин?

— Они всегда были вместе с командой. Никто не ближе, никто не дальше. Оба общались с игроками, спрашивали мнение, а не как в армии. Не было такого, что тренер молчит две недели и ты не знаешь, что делать. Самое главное – это когда тренер помогает игроку.

«Сказал жене не переезжать в Москву. Сразу понял, что я там ненадолго»

— В вашей карьере было два обмена. Уход из СКА и из ЦСКА восприняли по-разному?

— Когда меня меняли из СКА в «Авангард», то я бы очень расстроен, потому что не ожидал такого поворота. Я поймал свою игру, но руководство решило меня поменять. Это было обидно, какое-то время я реально кипел. Что касается второго обмена, то я сразу всё понял. Ещё в августе. Сразу сказал жене, чтобы не переезжала в Москву, так как я там ненадолго. Я немало уже поиграл и сразу могу определить, что к чему идёт. Когда ушёл из ЦСКА, то будто вышел из темницы. Если честно, я был счастлив. Мне захотелось жить, улыбаться.

— За Сергея Шумакова порадовались, когда он покинул ЦСКА и подписал контракт с «Вашингтоном»?

— Конечно! Я недавно с ним списывался, он недели через две выходил играть после перелома руки. Если ему дадут по-настоящему хороший шанс, а не пять минут в четвёртом звене, он способен заиграть в НХЛ. Характер у него наш, челябинский. Да и русские ребята в «Вашингтоне» поддержат.

— Существует версия, что Илья Ковальчук, когда во время плей-офф оказался вне состава, пострадал из-за того, что вступился за вас и Евгения Артюхина, которого выгнали из СКА после дедлайна. Ему такое поведение свойственно?

— Илья – это большой капитан, пример для всех. Он никого в обиду не давал. Ковальчук старался сохранить меня в команде, не сидел, сложа руки. Но в моей ситуации не помогло ничего, даже его слово.

— После победы сборной России в финале Олимпиады ярче всех сиял от счастья Ковальчук. А какой день был самым счастливым в вашей жизни?

— Когда родился сын.

— Вас как-то отцовство изменило?

— Да не сказал бы. Всё так же играю в компьютер, только теперь не один, а вдвоём (смеётся).

«Подарил жене песню и клип. Думаю записать фит с кем-то из рэперов»

— У вас в «инстаграме» много фотографий с русскими рэперами: Баста, Слим, Стим, Витя АК. С кем-то дружите, или просто нравится их музыка?

— Да в принципе, со всеми, кого вы перечислили. Ещё и с ребятами из Триагрутрики общаемся. Мне уличная культура куда ближе, чем новая школа, где только и читают «сучка, сучка, сучка». С Бастой и другими пацанами интересно общаться.

Со Стимом вообще интересная история: я его начал слушать ещё в школе, и ему самому тогда было лет 15. А недавно он водил меня на съёмки «Полицейского с Рублёвки», и там было даже смешнее, чем в сериале.

Все они абсолютно простые люди, без каких-либо загонов. Тот же Витя АК поздравил меня с днём рождения, спросил, где я, сел в такси и приехал из Екатеринбурга в Челябинск. Просто чтобы увидеться.

— С кого началась эта цепочка знакомств? Наверняка с Триагрутрики, они ведь, как и вы, из Челябинска.

— Самое смешное, что с ними я познакомился самыми последними. Когда-то ещё давно я познакомился с Васей Бастой. Потом в Москве в каком-то ресторане столкнулись с Витей. Максим из АК-47 узнал нас с Данисом Зариповым. Я открытый человек, и когда мне такие же открытые люди попадаются – завязывается общение.

— С таким кругом общения можно и рэп начать читать.

— На самом деле, у меня уже был такой опыт. Я решил сделать жене подарок на день рождения – песню. За основу взял хит Стима «Та которая». Оставил припев, рассказал ему историю, а он помог составить два куплета, подобрать рифму. Когда возник вопрос, где записываться – концертный директор Каспийского груза отправил меня на студию Триагрутрики. А когда была готова песня, мы ещё и клип сняли, со всеми местами: школа, маршрутка №72, квартира тёщи, где мы начинали жить. С маршруткой было сложнее всего договориться, они постоянно видели какой-то подвох.

— Это можно найти где-нибудь в интернете?

— Нет, нет, нет (смеётся). Это личное, и есть только у жены на флешке.

— Ждать ли продолжения вашей рэп-карьеры?

— Когда я сказал пацанам из «Каспийского груза», что записывал песню полтора часа, они ответили, что для первого раза это очень неплохо. В принципе, есть мысль летом сделать кое с кем фит от лица неизвестного исполнителя. Возьму какой-нибудь смешной ник. Что летом ещё делать?

Источник